«Других клеймим, а сами?»

Share
Властям проще, когда культуры нет

Удивительная история произошла на прошлой неделе в деревне Фоймогуба. Местная картинная галерея, обустроенная энтузиастами в здании деревенского клуба, чуть было не погибла – у поселковой власти не оказалось денег на отопление клуба и его собрались закрыть. От перепадов температуры более 40 собранных здесь картин за зиму могли погибнуть. В социальных сетях бросили клич, и всего за сутки удалось собрать необходимую для покупки дров сумму – 30 тысяч рублей. Люди присылали по 500 рублей, по тысяче. Переводы приходили даже из соседних деревень, жителей которых людьми обеспеченными назвать сложно.

«Упускаем потенциал»
 Пример, конечно, позитивный. И в то же время вызывающий много вопросов. Выходит, власть самоустранилась от решения проблемы, взвалив её на плечи самих жителей? А общество в очередной раз показало власти пример, как нужно относиться к культурному наследию?

«Других клеймим, а сами?»

 С этими вопросами «АиФ-Карелии» обратились к директору Национального музея Карелии Михаилу Гольденбергу:

— Конечно, говорить о том, что культура у нашей власти находится в приоритете – не приходится. Однако в ситуации с галерей в Фоймогубе надо еще разбираться, вероятно, у этой картинной галереи нет никакого официального статуса, и, по сути, она представляет из себя частную коллекцию. То есть, формально ни местные власти, ни министерство культуры не отвечает за её судьбу. С другой стороны, понятно, что именно такие маленькие, почти домашние музейчики это часть того, что на Западе называется «творческая индустрия». Они включаются в туристические маршруты, создают особую атмосферу в маленьких населенных пунктах, и у нас в Карелии этот потенциал практически не используется.

— То есть, мы упускаем возможность развития республики? 
 — Примеры есть. Так этим летом Национальный музей Карелии принимал участие в открытие нового культурно-туристического объекта в республике: Тулмозерского парк, основой которого стали сохранившиеся до наших дней остатки Тулмозерского чугуноплавильного завода 19-го века. Это первый первый российский рудный парк Территория была обустроена, развалины очищены, установлена подсветка, и, в целом, получился очень симпатичный объект, который уже привлекает и жителей Карелии, и туристов. И даже не надо было изобретать велосипед: в соседней Финляндии таких объектов масса, и они есть едва ли не в каждой деревушке. А у нас? В Карелии некогда работало 36 металлургических заводов, было почти 1000 карьеров – и почти каждый из них можно превратить в памятное место, устраивать экскурсии, организовывать для приезжающих «интерактив». Разве плохо, если туристу дадут каску, молоток и позволят самому отбить себе сувенирные камни на память в рудной шахте? Каждый такой объект даст нескольким людям работу, принесет определенные деньги в бюджет. Но увы, потенциал этот не востребован.

На культуру денег нет
— Культура нынче вообще не в приоритете. В республиканском бюджете будущего года предусмотрено снижение затрат на сферу культуры на 37% даже в сравнении с нынешним годом...
 — К сожалению, у нас повелось так, что все ждут от вложения денег быстрого экономического эффекта. Так чтобы ты сегодня заплатил, а уже завтра получил результат. В культуре так не бывает. Сфера культуры это работа на будущее, на поколения вперёд, но если мы вспомним, что разруха начинается в головах, то ведь, наверное, и возрождение тоже начинается в головах? Этого почему-то никак не хотят понять. А ведь все проблемы общества, и экономические в том числе, идут от бескультурья. От отсутствия памяти, от отсутствия уважения к своему прошлому, от непонимания культурного своеобразия и культурного богатства родной земли. Потому у нас и деньги из страны уплывают, и люди уезжают, что никакой связи с прошлым они не чувствуют, корни утрачены. Возьмем ту же картинную галерею в Фоймогубе. Я понимаю, что местная власть, наверное, действительно бедна, и у неё действительно нет денег на то, чтобы топить местный деревенский клуб. Но ведь на какие-то другие надобности деньги, наверное, даже в Фоймогубе находятся? Люди – молодцы, что сами проявили активность, и спасли картины (независимо от их художественной ценности даже, тут другое важнее). Вопрос стоит именно в том, кто и как расставляет приоритеты.

Утраченная память
— Местная власть могла хотя бы позаботиться о статусе картинной галереи?
 — А, знаете, почему такого не происходит? Поскольку если чиновники позаботятся и добьются этого самого официального статуса, то они ведь будут обязаны потом и содержать, и отчитываться, и следить. И так просто клуб на замок на зиму уже не закроешь — накажут. Потому проще не связываться и закрыть на всё глаза. Я только что вернулся с коллегии Министерства культуры Карелии, на которой обсуждалась ситуация с воинскими захоронениями в республике, в канун 70-летия Победы. Так рассказываются такие вещи, что волосы буквально на голове дыбом встают. Захоронения разрушаются, их уничтожают вандалы, а чиновники на местах даже не чешутся. По многим объектам не составлены даже сметы на восстановление. Почем так? А все по той же причине: если восстановить мемориал, то ведь за ним придется следить и содержать его, ухаживать, то есть, тратить на него деньги. Проще когда так – нет фактически памятника, да и ладно, зато и беспокоиться ни о чем не надо. Мы по телевизору денно и нощно клеймим всех вокруг за то, что утрачена память о войне, а сами-то что делаем? Сами-то?
 Беседовал Сергей Хорошавин

Врез – На 37% сокращены расходы на культуру

Досье
 Михаил Леонидович Гольденберг . Историк, кандидат педагогических наук, заслуженный работник образования РК. Автор учебника по истории Петрозаводска и десятка статей в научной периодике. Окончил историко-филологический факультет Петрозаводского госуниверситета в 1975 году. После окончания работал учителем истории в средней школе № 30, затем директором этой школы. Директор Национального музея Карелии с 2005 года

Архив новостей
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
 
 
 
© 2011
Корпоративная культура
 
 
 
Работает на Cornerstone