О квир, ты — мир!

Share
О квир, ты — мир!
До 1 октября 2017 года в галерее Тейт Британ в Лондоне проходит масштабная выставка британского квир-искусства Queer British Art 1861–1967, посвященная пятидесятилетию декриминализации гомосексуальности в Англии. Она вызвала немало споров о возможных формах репрезентации квир-искусства в музее и спекуляции на тему «особой» чувственности. Татьяна Сохарева размышляет о содержании термина «квир» и связанной с ним проблематике.

Тема квира, вобравшая в себя широкий круг проблем, так или иначе связанных с поисками идентичности, притягательна за счет своей инклюзивности. «Возможно, лучший способ понять содержание термина “квир” — уяснить, что это, по сути, прилагательное, которое целенаправленно искажает то, к чему прилагается. Это приемлемое для общества определение любой “инаковости”», — пишет Дэвид Джей Гетси, профессор Чикагского института искусств и составитель антологии Queer, вышедшей в знаменитой серии Documents of Contemporary Art («Документы современного искусства») издательства MIT Press.

Квир-искусство в современном понимании сформировалось в середине XX века под влиянием двух разнонаправленных тенденций: общество вынуждало художников, скрывающих свою квир-идентичность, уходить в подполье, но одновременно назревала потребность в реформации существующих представлений о норме и открытости.

Уолтер Тэнди Марч. Орудие. 1957. Холст, масло. Музей искусства колледжа Уильямс, Уильямстаун, штат Массачусетс

В 1950-е нью-йоркский арт-дилер Бетти Парсонс начала целенаправленно поддерживать гомосексуальных художников и прочих отвергнутых обществом маргиналов. Среди ее подопечных был абстрактный экспрессионист Альфонсо Оссорио, эксцентричный художник Форрест Бесс, который разрабатывал проблемы геев и транссексуалов, давая своим работам вызывающие названия («Два члена», 1956), Уолтер Тэнди Марч, создававший реалистические картины с фаллическими коннотациями. В 1951-м американский фотограф и кинорежиссер Боб Мизер основал ежемесячный журнал гомоэротического содержания Physique Pictorial, который регулярно выходил вплоть до 1992 года. В 1960-е гендерные нормы расшатали Энди Уорхол, избравший для себя агендерный публичный образ, и Дэвид Хокни, писавший лирические изображения геев. А в 1969 году в Нью-Йорке прогремели стоунволлские бунты — спонтанные демонстрации против начавшегося в нью-йоркском гей-баре «Стоунволл Инн» полицейского рейда. Массовые выступления разделили историю ЛГБТ-движения на «до и после» — это был первый случай в истории, когда ЛГБТ-сообщество открыто оказало сопротивление власти, преследовавшей сексуальные меньшинства. После Стоунволла художники стали более свободными в выражении своей сексуальной идентичности.

Дэвид Хокни. Питер, выходящий из бассейна Ника. 1966. Холст, акрил. Национальные музеи Ливерпуля, Галерея искусства Уокера, Ливерпуль. © David Hockney

В 1980-е на фоне роста гомофобных настроений слово «квир» становится общеупотребительным — в основном, в силу отсутствия фиксированного значения. В это время набирает обороты процесс политизации сексуальности. В период с 1980 по 1985 год Кит Харинг — протеже Энди Уорхола, занимавшийся привлечением внимания к проблеме СПИДа, — оставлял провокативные рисунки на пустых черных рекламных панелях в нью-йоркском метро. Точно так же в начале 1990-х Нью-Йорк заполонили постеры, наклейки, майки Fierce Pussy — лесбийского феминистского коллектива. Тогда же, в 1990 году, Центр современного искусства в Цинциннати, показавший ретроспективу The Perfect Moment классика гомоэротической фотографии Роберта Мэпплторпа, скончавшегося от СПИДа в 1989 году, оказался в центре первого в истории США судебного преследования музея за «непристойность».

Сегодня квир-искусство избирает для себя самые разнообразные формы репрезентации в диапазоне от активистских практик и междисциплинарных фестивалей, вроде Queer Arts Belfast в Северной Ирландии или фестиваля искусств Queer Arts в Канаде, до знаменитого комикса Элисон Бехдель (Dykes to Watch Out For), который лег в основу теста на гендерную предвзятость. Параллельно происходит пересмотр истории искусства с точки зрения эволюции образов гомосексуальности в визуальной культуре. Здесь можно назвать труды Ричарда Мейера (Art & Queer Culture), Дэвида Гальперина (Is There a History of Sexuality?), Кристофера Рида (Art and Homosexuality. A History of Ideas) и Уитни Дэвиса (Queer Beauty: Sexuality and Aesthetics from Winckelmann to Freud and Beyond).

Тем же самым занимается выставка Queer British Art 1861–1967, проходящая сейчас в Тейт Британ. Комментируя выбор слова «квир» в названии выставки, ее куратор Клэр Барлоу сказала, что меньше всего устроители хотели бы «манифестировать сексуальную или гендерную идентичность, которую сами художники не выбрали», а термин «квир» предоставляет почти безграничное пространство возможных интерпретаций.

Дункан Грант. Плавание. 1911. Холст, масло. Тейт Британ, Лондон

Выставка стала одним из первых посвященных квиру музейных проектов впечатляющего масштаба. Хронологически она охватывает период с 1861 года, когда в Англии смертная казнь за гомосексуализм была заменена пожизненным тюремным заключением, до 1967-го — года принятия в стране акта о половых преступлениях, который окончательно декриминализировал однополые отношения. Барлоу, по ее словам, стремилась исследовать столетнюю историю представлений о гендере и отследить «сейсмические сдвиги в восприятии пола и сексуальности в искусстве». Хотя любой опыт работы с квир-проблематикой на уровне музея по-своему ценен, многие уже обвинили Тейт в спекуляции на тему «особой» чувственности. Главный вопрос: всегда ли художник-гей производит гей-искусство, отличающееся такой чувственностью?

Музей в контексте квир-проблематики — территория новая и необжитая. В качестве примера более или менее полноценного опыта работы с квиром можно привести разве что Музей гей- и лесби-искусства Лесли и Лоумена в Нью-Йорке, ставший первым официальным музеем ЛГБТ-искусства в мире. Он родился из частной коллекции Чарльза Лесли и Фрица Лоумена, с конца 1960-х организовывавших выставки в Сохо, и поддерживает искусство, которое ориентировано непосредственно на опыт ЛГБТ. Чтобы говорить о проблеме гендера и сексуальности в художественном, социально-политическом и историческом контексте, от музея требуется в первую очередь открытость. Но музейный формат, как ни крути, предполагает конвенциональное отношение к искусству, поэтому ряд допущений и упрощений приходится принимать как данность.

Лаура Найт. Автопортрет с обнаженной. 1913. Холст, масло. Национальная портретная галерея, Лондон

Выбрав эмблемой выставки двухметровый портрет Оскара Уайльда кисти американского художника Роберта Пеннингтона, в Тейт сконструировали повествование, которое объединило около полусотни трагических сюжетов о гонениях, преследованиях и непонимании. Здесь есть история поэта, философа и социального активиста Эдварда Карпентера, который открыто жил со своим возлюбленным, рабочим Джорджем Миллером, и прерафаэлита Симеона Соломона — тот был арестован и осужден за гомосексуализм на шесть месяцев тюрьмы. Среди прочих на выставке представлены картины Фрэнсиса Бэкона, Дэвида Хокни, Джона Сингера Сарджента и других авторов, творчество которых далеко не всегда следует определять через отношение к полу и сексуальности.

Магистральная ошибка, которую допустили в Тейт, заключается в том, что музей взял на себя функцию производства идентичностей: истории неравенства, живопись и личные вещи художников стали здесь частью заранее выстроенного нарратива, щедро сдобренного юбилейным пафосом. Перед нами оптика якобы «невовлеченного» в дискурс большинства, мыслящего в рамках спекуляций именно такого рода.

Симеон Соломон. Сафо и Эриния в саду Митилен. 1864. Холст, масло. Тейт Британ, Лондон

Вместо того чтобы разрушать привычные ролевые модели (в данном случае это «художник-гей», отвергнутый «консервативным обществом» и принятый обществом современным), музей, как и полагается властной структуре, навязал свою систему иерархий. Гомосексуальность оказалась представлена на выставке как «особый» опыт, освещающий собой не только социальную жизнь художника, но и его искусство. В результате вместо исследования и фиксации поисков языка для описания множественных идентичностей родился еще один авторитетный нарратив.

Сам факт того, что квир-искусство — в каком бы то ни было виде — попало в музей, говорит о консервации определения и превращении его в удобный для репрезентации ярлык. И в этом случае не лишним будет напомнить слова художника и квир-активиста Карлоса Мотты: «Лучше уж критические различия, чем ложное равенство».

Новости
Сладкий Хеллоуин
Московская мастерица – 2017
В столице пройдет финал конкурса «Московская мастерица – 2017»
"Новогодоведение, вчера, сегодня, и завтра"
Медведев уволил Никиту Михалкова
Серебренников: Театр стал опасным искусством в России
Таким, каким театр стал сегодня в России, он «не был практически нигде и никогда», считает худрук «Гоголь-центра» Таким, каким театр стал сегодня в России, он «не был практически нигде и никогда», считает худрук «Гоголь-центра»
«Приключения медведя Бригсби»
Забытые факты о Playboy
Девственность Хефнера, спасение марихуаны и самоубийство в кругу красоток
На волнах качался буй - первый в мире секс-круиз
Во вторник, 26 сентября, в Венеции стартовал первый в мире секс-круиз Desire Cruise. Около 700 пассажиров отправились в недельное плавание на роскошном лайнере Azamara Quest, где разрешено практически все: секс в публичных зонах, обмен партнерами и на что еще хватит фантазии отдыхающих. Главное, чтобы по взаимному согласию. Желающих попасть на борт было столько, что организаторы уже запланировали второй такой круиз на следующий год.
Отказался финансировать московскую «Ночь музыки»
Департамент культуры Москвы в этом году отказался финансировать очередную акцию «Ночь музыки», намеченную на 10 октября. Об этом The Village рассказали в продюсерском центре «Кристалл», который является одним из соорганизаторов акции.
Умер Хью Хефнер, основатель Playboy
 
 
© 2011
Корпоративная культура
 
 
 
Работает на Cornerstone